Централизованная библиотечная система город Воткинск


Забыли?
Регистрация
338 0

Готовится к изданию новая книга "город Воткинск:история в лицах"

На Руси большое дело делали всем миром: миром строили дома, пахали землю и многое другое, важное для всех и неподъемное для одного человека. Издание книги - тоже большое дело, часто требующее общего участия. Сегодня уже более 30 человек внесли свой вклад в издание данной книги – пожертвовав денежные средства в сумме более 20 000 рублей.

1477 0

Корамыслов Александр Анатольевич

Родился 16 июля 1969 года в Воткинске. Активно пишет с 1987 года. Публиковался в местной и республиканской печати: в газете «Курьер», журнале «Луч» (Ижевск), газетах «Гуманитарный Фонд», «Русский курьер», «НГ- Exlibris», «Культура» (Москва), журналах «Арион», «Воздух», «Дети Ра», «Соло», «Футурум АРТ», «Мир музея» (Москва), «День и ночь» (Красноярск), «Крещатик» (Германия), альманахах «Дирижабль» (Нижний Новгород), «Молодой Гений» (Костомукша), «Перелом ангела», «Тритон», «Солнце без объяснений» (Москва), «Черновик» (Нью-Джерси), а также в Интернете. 
В 1991-93 годах был руководителем Воткинского городского литературного объединения. 
Участвовал в Первом и Втором фестивалях молодой поэзии (1991, 1994), организованных общественным объединением «Союз молодых литераторов «Вавилон», (Ижевск). 
В 1996-2000 годах выпустил семь машинописных малоэкземплярных книг. 
Победитель четвертого открытого конкурса в области культурной журналистики программы Приволжского федерального округа «Культурная столица Поволжья» в номинации «Культурное событие» - за цикл статей «Актуальная словесность» (2004). Награждён поездкой в «Культурную столицу Европы - 2004» Лилль (Франция). Награждён Благодарственным письмом Полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском Федеральном округе С.В. Кириенко за активное участие в программе «Культурная столица Поволжья» (2004). 
Призёр пятого открытого конкурса в области культурной журналистики программы «Культурная столица Поволжья» за продолжение цикла статей «Актуальная словесность» (2005). 
Победитель и призёр различных литературных интернет-конкурсов. 
Важной сферой творческой деятельности считает регулярное ведение личного Живого Журнала.

 

Авторский лист, имя глагольное - Александр Корамыслов

Мегалит - Александр Корамыслов

Сетевая словесноть - Александр Корамыслов

Культурное наследие - КОРАМЫСЛОВ АЛЕКСАНДР АНАТОЛЬЕВИЧ

1506 0

Культурное наследие - БОЛОНКИНА НИНА АЛЕКСНАДРОВНА

 

Болонкина Нина Александровна 

Выросла Нина в семье заводчан:

мама – Валентина Александровна – работала после окончания техникума в одном из отделов машзавода;

папа – Александр Евгеньевич – был начальником бюро технического контроля в цехе №28. Но прежде он рядовым прошел путь от Москвы до Берлина, был ранен, пол года лечился в госпитале города Коврова. 
Когда Нина пришла учиться, как и родители, в техникум, первое, что она увидела – стенд с фамилией отца, ушедшего добровольцем на фронт. Это наполняло девушку особой гордостью. Потом, по дорожке, проторенной родителями, она приходит в один из отделов машзавода. 
В это время Нина Болонкина уже посещала городское литературное объединение, ее стихи, чистые, жизнерадостные, постоянно появлялись на станицах газеты «Ленинский путь». Вместе с товарищами по перу девушка часто выступала не только перед городской аудиторией, но и перед селянами. 
Именно увлечение словом призвало ее получить филологическое образование. Но чтобы поступить в УдГУ нужно 11, а не 8 классов, и целеустремленная девушка заканчивает вечернюю школу. Теперь препятствий для поступления не было – Нина идет в выбранный ею вуз. 
Учится, как всегда, «на отлично», а окончив УдГУ строит планы относительно будущей работы. Но внезапная болезнь надолго приковала девушку к постели. Даже врачи республиканской больницы сомневались в ее выздоровлении. Но молодость и желание во что бы то ни стало осуществить свои мечты, неоценимая помощь врачей и родителей сделали почти невозможное. Потихоньку Нина возвращалась в строй. 
И вот она уже ведет группу продленного дня в школе. Общение с детьми дает новый толчок в ее литературном творчестве:

 
Мой милый, добрый, 
Чудный третий «В»! 
Ребятам кажется, 
Что знают все на свете. 
О чем угодно могут говорить 
Совсем по – взрослому 
Все наши дети… 


Желание помочь в экстремальной ситуации тем же детям, человеку вообще, а, может, осуществить мамину давнюю мечту – видеть дочь в медицине – претворилось в реальность. 
Нина закончила медучилище и стала сестрой милосердия. Новая встреча с детьми, но теперь уже в санатории «Родничок», ночные дежурства у их постели… Все это вспоминает Нина Александровна, как счастливый сон. 
Начавшееся время перестройки оставило ее без работы. Не стало и родителей. Но она не отчаивалась, бралась за любую временную работу – почтальоном, уборщицей, санитаркой. Сколько людей, попадая в такую ситуацию, не выдерживали, теряли себя… 
Она по – прежнему живет надеждой. Много вяжет, читает, рисует, вышивает. Нельзя не сказать и о том, что Нина Болонкина в свое время много и плодотворно работала в газете «Ленинский путь» - писала заметки в качестве внештатного корреспондента. Ее стихи печатались в двух последних альманахах «Мы - воткинцы», «В добрый путь» и в российском альманахе «Белые снегири»


МЕДСЕСТРА 

Памяти моего отца 
Болонкина Александра Евгеньевича, 
а так же подвигу советского народа 
в годы Великой Отечественной войны 
посвящается 
Декабрь стоял неистово суровый, 
Морозы лютые с войной в Россию шли. 
В эвакогоспитале города Коврова 
Встречали раненых. 
Их ночью привезли. 
И медсестра над юношей склонилась 
Что обморожен и в крови весь был. 
Она бойца обнять, как мать, решилась 
И разрыдалась, сколько было сил... 
Потом она сама при всех сказала, 
Что сын её, такой же молодой, 
Воюет где-то, а она не знает: 
Жив её мальчик или не живой? 
Ах, как она у Господа просила: 
«Печаль и боль мою, 
Пожалуйста, пойми – 
Я парня подниму, а ты мне сына 
Живым и невредимым сохрани!» 
Она и плакала, и Господа молила, 
Что если ранен сын, от дома далеко, 
То пусть чужая мать, 
Насколько хватит силы, 
Ей сына выходит, хоть это нелегко. 
Она бойцу была и медсестрою, 
И нянею, и мамою была, 
Она жалела мать его порою, 
Что сына дома, в Воткинске, ждала. 
Прошло полгода. Начал поправляться 
Совсем, казалось, с виду не жилец, 
Но воскрешённый сильною любовью, 
Чужой ребёнок. Родины боец! 
С войны живым вернулся этот парень, 
Запомнив образ русских матерей: 
Для них чужого горя не бывает, 
Как не бывает и чужих детей! 

***

Я с детства одиночества боялась. 
Как это страшно вдруг одной остаться: 
Ведь даже очень сильной в мире этом 
Легко и просто взять и затеряться. 
Тебе: «Не оставляй меня!» - сказала, 
А ты мне: «Ладно, - голосом в полтона, - 
Но сейчас мне некогда» - и ты спокойно 
Взял и повесил трубку телефона. 
И снова разрыдаться я готова: 
Да разве счастья я не заслужила?! 
В одном лишь очень сильно виновата: 
Ну, почему тебе я позвонила?! 

«ОСТАВАЙСЯ ВСЕГДА ТАКОЙ»

 В давней-давней забытой юности 

Ты сказал мне студёной зимой: 
«Я люблю тебя! Ты хорошая! 
Оставайся всегда такой!» 
Много лет с той поры пролетело: 
Нет со мною тебя, но порой, 
Мне вдруг вспомнится: «Ты хорошая! 
Оставайся всегда такой!» 
Но в эпоху больших ускорений, 
Поспевая за жизнью едва, 
Экономим мы личное время 
И свои экономим слова. 
Атак хочется, чтобы любимый 
Тёплых слов не жалел со мной: 
«Я люблю тебя! Ты хорошая! 
Оставайся всегда такой!» 

РАЗБРОСАЛА ОСЕНЬ

Разбросала осень листья по дорогам. 
В лужицах расходятся медленно круги. 
Не спеши ты, осень, подожди немного, - 
Блеск листвы деревьев ты побереги. 
Светлые кораблики плавают по лужам - 
Это ветер листья гонит по воде. 
Стало быть, природе очень-очень нужно, 
Чтобы дух печали просквозил везде. 
Прокатились волны с грохотом и рёвом. 
И волна сменяется новою волной, 
И кричит мне осень: «Я вернулась снова! 
Крепко свою душу от меня закрой!» 
Отвечаю: «Что ты! Я ведь не замёрзну! 
Разве это ветер? Разве это дождь?! 
Я бодра! Ты слышишь?! 
Значит, бодрой песней, 
Светлостью и счастьем ты ко мне войдёшь!» 

ПЕРВЫЙ СНЕГ

Как первая любовь, 
Снег первый так же чист, 
Внезапно выпадает, 
Как и любовь, приходит. 
Вот кружится снежок, 
Похожий на метель, 
И землю застилает, 
И хороводы водит. 
И ободряет снег, 
И радость придаёт. 
Смотрю с улыбкою, 
О грусти забываю. 
Мне жаль слегка, 
Что самый первый снег 
Такой непрочный 
И так быстро тает. 

 

Этюд "ВЕСНА" (стихотворение в прозе) 

Прохлада. Воздух глубокий, приятный. Деревья всё больше зеленеют. Тополя на берегу пруда ещё на год повзрослели. В них уже какая-то молодая сила обозначается. 
Вот откуда-то налетел ветер. И по зеленоватой шероховатости пруда застучали мелкие капли дождя. 
Белая пелена двигается от одного конца пруда к другому и всё приближается ко мне... Я не бегу от дождя, я тихо иду по берегу, и дождь ненадолго отходит от меня, роняя свои слезинки в пруд. Но вот он возвращается ко мне снова и обливает меня всю с головы до ног слезами. Я могла бы убежать домой, но почему-то не делаю этого, а иду дальше, вглубь самых обильных слёз. Мне понятно, что эти слёзы для молодой зелени, которая прямо на моих глазах всё более зеленеет и приобретает яркую чарующую чистоту и блеск.

 

Культурное наследие - БОЛОНКИНА НИНА АЛЕКСНАДРОВНА

1744 0

Тукмачев Федор Павлович ( 1919-2011 )

Родился Федор а хуторе Кобыляки, расположенном неподалеку от села Перевозное Воткинского района. В большой семье он был последним ребенком. Старшие братья воевали на фронтах Гражданской войны. Хозяйством заправлял дед Савелий. Окончивший в свое время двухклассное училище, он научил основам грамоты и Федора. Уже в восемь лет тот умел читать. 
Мальчик с раннего детства был приучен к труду, поскольку семья была трудолюбивой. Работая на земле, постепенно заимели кузнецу, пасеку, мельницу, построили новый дом. Стали заниматься извозом и уже не испытывали нужды. 

В феврале 1930 года, когда Федору было 11 лет, семью раскулачили и выслали на Урал. О времени проживания там позднее была написана автобиографическая книга «Розовый камень». 

Потом была учеба в Алапаевском геолого – разведочном техникуме… и война. Получив направление в Тюменское пехотное училище, он с товарищами стал осваивать миномёт. В январе 1943 года в звании «лейтенант» Фёдор Тукмачёв был направлен в Москву в резерв Главного командования Красной Армии. Как пишет Федор Павлович, столиц была тогда неприглядная и суровая, ощетинилась ежами и баррикадами. Вечером над городом висели аэростаты. 

«с 1 февраля 1943 года Красную Армию переименовали в Советскую. Велели вспороть «кубари», приказали пришить погоны. Таким образом, мы первые в Советской армии надели погоны, утраченные русской армией в 1917 году», - пишет Ф.П. Тукмачев. 
Фёдор Павлович был направлен на Калининский фронт под Великие Луки. Тяжёлые бои. Первое ранение, медсанбат. Возвращение на фронт. Снова бои. Повторное тяжёлое ранение в голову и руку, госпиталь, операции. Встреча со своей судьбой - медсестрой Верой. Здесь, когда стало полегче, Фёдор Тукмачёв увлёкся чтением — прочитал полное собрание сочинений Пришвина, других писателей, познакомился со стихами. 
Очередное направление получил Ф.П. Тукмачёв на Второй Прибалтийский фронт. Добравшись до Смоленска, вновь был ранен и оказался в госпитале, который приблизил его путь домой. «В тылу тоже надо готовить людей для фронта», - сказал ему представитель Совета фронта. 
Всю свою трудную, но интересную долгую жизнь Фёдор Павлович не порывал связи со школой: работал учителем, мастером производственного обучения, как в селе Галёво Воткинского района, так и в городе Воткинске. 
Этот увлечённый человек занимался коллекционированием (открытки, марки), резьбой по дереву, краеведением. Его краеведческие материалы из личного архива дополнили книгу «Чудотворные иконы» Свято-Успенского женского монастыря села Перевозное. 
Ф.П. Тукмачёв со временем начал укладывать на бумагу всё, что довелось увидеть, испытать в жизни. Так появились шесть книжек прозы и пять - стихов. Среди них: «Розовый камень», «Галёво», «Исторические хроники», «Они сражались за Родину», «Эхо войны» и другие. Будучи к этому времени зрелым человеком, Федор Павлович без обид, с пониманием воспринимал все, что с ним происходило. Этот светлый человек был частым гостем в школах, библиотеках – уделял патриотическому воспитанию подрастающего поколения много внимания. Учил их любить Родину. 

 

РОДНОЙ ШКОЛЕ

С колодками лапти. Холщовая сумка. 
Пальтишко худое, на «рыбьем меху»- 
Таким я когда-то ходил в эту школу. 
(До старости дожил-забыть не могу!) 
Осенней порою, в дождливую слякоть 
Ходил, чтоб учиться, о многом узнать. 
И каждое утро от дома родного 
Меня провожала с тревогою мать. 
Она не умела (так раньше велося), 
Совсем не умела читать и писать, 
Но помнила свято, чтоб дети учились- 
Простая, родная, российская мать! 
Прошло много лет. И об этом не скрою: 
Семьдесят пять беспокойных годов! 
Прожито много: седой головою 
Я школе родной поклониться готов! 
Всё в прошлом осталось: и голод, и холод, 
Раненья и фронт, и потеря друзей. 
Но школьной закалке, что здесь мне досталась, 
Я в жизни своей благодарен лишь ей! 

СЫНОВЬЯМ

Нам не стыдно носить ордена,- 
Мы их в ратном бою заслужили, 
Даже в злые для всех времена 
Нашей Родине честно служили!

Кое-кто нам теперь говорят: 
«Ну, зачем нацепил погремушки?» 
«Эх, увидел бы ты, как деревни горят 
И людей убивают из пушки, 
Как взрывают дома и мосты, 
Как шагают в атаку солдаты! 
И ведут их, не прячась в кусты, 
Молодые мальчишки-комбаты!» 
Постарели комбаты сейчас. 
Нас всего единицы остались, 
Не судите превратно о нас, 
Нам награды не даром достались! 
Испокон на Руси их носили всегда 
И гордились, что их заслужили! 
Мы за Родину-Мать в молодые года 
Воевали, трудились и жили! 
Дорогие сынки, мир храните всегда, 
Если даже постигнет невзгода! 
Пусть не будет для вас никогда, 
Никогда 
Страшных дней сорок первого года! 

СЕСТРИЧКА

Как – то я, солдат пехоты, 
Ранен был средь бела дня. 
Сестричка наша из санроты 
Из боя вынесла меня. 
Сколько их, сестричек милых 
В шинелях, касках, сапогах 
Средь свиста пуль разрывоминных 
Нас выносили на руках?! 
Руки ныли от натуги 
Среди разрывов на пути. 
Несли к санбатам нас подруги, 
Просили: «Милый, потерпи!» 
Мы не забудем тех бездонных 
Голубых и нежных глаз, 
Когда Советские Мадонны 
У смерти отбивали нас! 
Теперь они уж пожилые, 
В висках у многих седина. 
Остались лишь глаза живые… 
Да нас осталось на века… 

ДЕТСТВО

Куда б ни бросал меня 
Жизненный парус. 
Корабль мой упрямо 
Стремится вперед! 
И если по курсу встречаются «ямы», 
Судьба говорит: 
«Это скоро пройдет!» 
И штормы, и бури 
Бывали порою, И ранили сердце 
Своей остротой. 
Бывало и плакал 
Чего уж, не скрою, 
Ведь я – Человек, 
Не античный герой! 

 

Культурное наследие - ТУКМАЧЕВ ФЁДОР ПАВЛОВИЧ

ТОЛЬКО ТРОЕ

Шел бой за маленький поселок: 
Горела, плавилась земля. 
Враг не прошел, но только трое 
Живыми вышли из огня. 
Сочились кровью наши раны, 
Но мы не дрогнули, друзья. 
И только трое, только трое 
Живыми вышли из огня. 
А там друзья лежать остались, 
На веки молодость храня. 
Пусть в память им не гаснет пламя 
Живого Вечного Огня

Жизнь дана на добрые дела - Фёдор Павлович Тукмачев

Мой прадедушка - автор Тукмачёва Варвара

1391 0

Культурное наследие - СОРОКИН ИЛЛИРИК АЛЕКСАНДРОВИЧ

Сорокин Иллирик Александрович

Из рассказов о себе. 
«Только один раз уезжал я из Воткинска надолго – служить в армии. Бедная внешними событиями жизнь определила главную особенность моих изобразительных интересов. Поясню: есть люди, подобные рекам – они стремятся прочь от своих истоков, насыщаясь богатством новых впечатлений. Я же, скорее всего, колодец – всегда на одном месте. Мне предпочтительна не скорость и дальность течения, а доступная глубина. 
Побудительные причины к литературному труду, применительно к себе, я бы определил так: на первом этапе – потребность выразить впечатления и чувства через лирические образы. 
На последующем – осознанное желание понять и оценить жизнь, попытаться изменить в ней что – нибудь к лучшему через критику, сатиру в газете. 

 

И на завершающем – разобраться в самом себе, понять себя, оценить свои поступки посредством повестей на автобиографическом материале. Это покаяние.

Первому этапу соответствовали описательные стихи, составляющие, в сущности, одно бесконечное стихотворение, однообразное по содержанию и по ритму:

 

В майском небе глубоко, 
Будто в ванне с синькой, 
Май полощет облаков 
Чистые простынки. 
И зовут, зовут чуть свет 
Синие дороги. 
И ветвями машут вслед 
Елки – недотроги. 


Второй этап начинается с «Крокодилов». В Воткинском маштехникуме была стенная газета «Метким залпом». В ней помещались скучноватые перечисления поступков недобросовестных студентов. Мне удалось ее переделать целиком, наполнить карикатурами и эпиграммами, далекими от совершенства, но забавными и едкими. Подоспел мой приятель Евгения Злобин с фотоаппаратом. И мы с ним преуспели настолько, что нам доверили городскую витрину «Крокодил идет по городу», которая стало вскоре популярной настолько, что раздражала городские власти – им было бы спокойнее, если бы мы «продергивали» только пьяных на улицах, не замахивались бы на «фотообвинения» и сатирические репортажи. В горком комсомола, которому принадлежала «зубастая» витрина, поступило указание: «Уймите своих крокодилов»! И нас уняли…» 
Но вскоре Иллирик Александрович совместно с Рафаэлем Мустафиным («Ленинский путь») раскрутили сатирическую радиопередачу «Курам на смех», которая быстро стала популярной. Но вскоре их опять уняли. 
«Я честно пытался подстроиться к «задачам советской печати», но получалось это у меня настолько плохо, что пришлось негодные попытки прекратить, продолжая писать так, как я хочу и умею – в стол». 
Поиск единомышленников привел его в литературное объединение при той же городской газете «Ленинский путь». 
«Я познакомилась с И.А. Сорокиным, когда пришла в литературное объединение при газете «Ленинский путь». Частенько Иллирик Александрович, выбрав удобное для себя место, делал наброски дружеских шаржей на того или другого «литовца». Невозможно подсчитать, сколько рисунков он сделал! И вполне добротных.

 

Биография Сорокина Иллирика Александровича

Автобиографическая повесть Сорокина Иллирика Александровича

К БЕРЕГУ ЛЕБЕДИНОГО ОЗЕРА - Сорокин Иллирик Александрович


Иллирик Александрович – художественный оформитель 4 альманахов «Мы – воткинцы». Он же иллюстрировал сборник сельских поэтов «Тепло земли твоей», книгу «Воткинцы в Великой Отечественной войне» (2 выпуска), брошюру «Ваша версия». А сколько книг прошло через руки и сердце Иллирика Александровича позднее! Труд его поистине велик! 
Он создавал и групповые дружеские шаржи и представлял их на литературных праздниках. Ныне все эти коллективные шаржи находятся в фондах Музея истории и культуры города» Г. Микрюкова

     

 

Культурное наследие - СОРОКИН ИЛЛИРИК АЛЕКСАНДРОВИЧ

Культурное наследие - СОРОКИН ИЛЛИРИК АЛЕКСАНДРОВИЧ

Культурное наследие - СОРОКИН ИЛЛИРИК АЛЕКСАНДРОВИЧ

Культурное наследие - СОРОКИН ИЛЛИРИК АЛЕКСАНДРОВИЧ